Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

феноменология

Решительно каждый брошен. Оставлен.  Осознание себя начинается с того, что тебя «оторвали и выбросили», а потом ты родился, и был таков, но сначала какбы прилагался к кому-то. Принадлежал. Был скорее функцией. А потом перестал, отсох, отпочковался.  И я не знаю точно – писал ли кто-то об этом – Хайдеггер, или Гуссерль, или Фрейд должны были что-то об этом писать, но я не помню. И вот это желание снова кому-то принадлежать без остатка, и быть функцией – и есть возвращение к утраченному раю, где ты ничего не решаешь, но при этом – всегда и со всем согласен. Ты априорен, никто снова не сомневается в необходимости твоего существования. И вся жизнь – не более чем борьба за утверждение собственной априорности, и если это уже кто-то сказал – это не моя вина, потому что я перестала различать – что моё, а что чужое, и меня оправдывает всеобъемлющее  единство  сущего.  И хотя я не знаю -  где нужно ставить ссылки, а где и есть та самая пресловутая новизна, о которой стоит говорить и рисовать слайды,  я забираю все это, и говорю, что это, без остатка,  моё.  Это все – моя априорность. Я не буду за нее бороться, потому что за априорность нельзя бороться – в этом ее феноменология, простая  немыслимость моего небытия значит, к сожалению, много больше, чем немыслимость того, что познание  возможностей  должно предшествовать познанию действительности. А если я бушмен? Как я могу познать возможности?  Как я могу выжить, не познав простой и горячей действительности, которая убьет меня сразу же, на входе в черный ящик – еще реалистичнее и жестче, чем спартанского недоноска? Как вообще можно быть априорным, осознавая – сколько всего и всех может убить тебя, каждую секунду твоего бытия, которое есть не более чем избегание смерти. Как вообще можно избавиться от постоянного ощущения, что ты занимаешь чьё-то чужое место?  Как можно перестать чувствовать, что кто-то каждую секунду умирает, в то время как ты думаешь – разбавлять, или нет,  а кто-то решает – стрелять, или нет? О возможности жизни в средненьком мегаполисе средненькой полосы что я могу знать, если я бушмен? О выборе между Бартом и Хёйзинга – чем должен руководствоваться среднестатистический бушмен, на которого разом свалились все абстракции, ранее неведомые его вечносчастливому стеатопигому племени?  - у вас есть сбережения? – конечно есть. Вот они все, в заднице. Неплохое приданое – килограмм тридцать – меня можно не кормить  полгода, и ничего мне не сделается в этой пустыне, у меня нехуёвый запасик  смылов на черный день, и вся моя метафизика сводима к одному вопросу: разбавлять, или нет?

Сага о Вёльсунгах





Сигурд молвил:
— Не найдется в мире женщины мудрее тебя. Продолжай же свои поучения.
Она отвечает:
— Нет препоны к тому, чтоб исполнить вашу волю и дать совет на благо по вашему настоянию и любопытству. Будь благостен к родичам своим и не мсти им в распрях, и сноси терпеливо, и добудешь тем долговечную хвалу.
Сторонись от дурного дела, от любви девы и мужней жены; часто от них чинится зло.
Не заводи свары с глупым человеком на многолюдном сборище; часто он болтает, чего сам не знает, а тебя потом ославят трусом и скажут, что ты опорочен справедливо: уж если так, то лучше убей его на другой день и воздай за злобные речи.
Если въедешь на путь, где гнездятся вредные ведьмы, крепко себя береги: не заночуй близ дороги, если даже застигнет тьма, ибо часто сидят там злые ведьмы, что сбивают мужей с пути.
Не поддайся путам прекрасных жен, которых на пиршествах видишь, чтоб не лишился ты сна и не впал в тоску. Не мани их к себе поцелуем иль иною ласкою. И если услышишь слова пьяного человека, не спорь с тем, кто напился вина и потерял рассудок:
многим это было на горькое горе и даже на гибель. Лучше сразиться с врагами, чем быть сожженным, и не давай ложной клятвы, ибо — грозная месть нарушителю мира.
Бережно блюди трупы умерших от мора, умерших от моря, умерших от меча. Воздай их телу должную почесть; но берегись тех, кого ты убил: бойся отца или брата или близкого родича, даже самого юного, ибо часто скрыт волк в юном сыне.
Опасайся предательских советов друзей, ибо нечего было бы нам бояться за жизнь, если бы злоба свойственников нас не настигла.
Сигурд молвил:
— Нет человека мудрее тебя, и в том я клянусь, что женюсь на тебе, ибо ты мне по сердцу.




...Сигурд поднялся на башню за соколом тем; тут увидел он прекрасную женщину и узнал Брюнхилд. Показалось ему замечательной и красота ее и работа. Приходит он в палату и уже не хочет веселиться с другими мужами. Тут молвил Алсвин:
— Почему вы так молчаливы? Это огорчает нас и всех твоих друзей, и почему бы тебе не быть веселым? Соколы твои поникли головой и с ними конь тот Грани, и мы не знаем утехи.
Сигурд отвечает:
— Добрый друг, слушай, что у меня на душе. Мой сокол взлетел на башню, а когда я пошел за ним, то увидел прекрасную женщину: она сидела за пяльцами и золотом вышивала дела мои, былые и прошлые.
Алсвин отвечает:
— Ты видел Брюнхилд Будладоттир, женщину необычайную.
Сигурд отвечает:
— Это, пожалуй, верно. Женщина та нравится нам больше всех на свете.
Алсвин молвил:
— Не должен привязываться к женщине такой человек, как ты; нехорошо тосковать по тому, чего не получишь.
— К ней я пойду, — сказал Сигурд, — и дам ей свое золото и добьюсь от нее радости и взаимной любви.

Скракля


Я иногда думаю о словах. Даже не иногда. Наверное, о словах я думаю чаще, чем принято в приличном обществе.

Например, вот вчера я вспомнила одно замечательное слово из детства  - Скракля.  Слово смешное и страшное одновременно. Моя мама использовала его для обозначения очень худого человека, при этом слово не было самостоятельным, а всегда употреблялось для сравнения – «как скракля». В конце – концов эта скракля обросла в моем детском сознании массой вторичных смыслов, и превратилась в самостоятельное существо. Поскольку в детстве я была метафизична вкрай,  мне казалось, что Скракля – это что-то вроде Кикиморы, только живет она, скорее всего в степи, потому что вот это «скр» предполагало что-то очень сухое, ломкое и твердое, а окончание «кля» добавляло существу зловредности.

Скракля очень худая, это понятно. Такая худая, что когда она поворачивается в профиль, ее не видно. Вместо волос у нее желтая сухая трава, кожа ее – суглинок, и провалы вместо глаз. Довольно быстро у Скракли, путем нехитрой ассоциации «степь – сенокос» появилась коса. Так Скракля стала смертью, и была ею, в общем-то, всю мою сознательную жизнь.

Даже и не знаю – что дернуло меня проверить – что же значит это слово. Но оказалось, - всего – ничего. Скракля – украинское слово, означающее длинную и тонкую деревянную деталь какого-либо бытового или сельскохозяйственного инструмента. Попросту говоря – палка.  И есть еще одно значение – это бита для игры в городки. Сами же городки, в украинской традиции, тоже называются «скраклі». Вот и вышло как в анекдоте:

- ты кто?

- я смерть

- какая нелепая…

 

ПС: Пока искала скраклю, нашла еще несколько интересных украинских слов. Могу поделиться)

 

рвицькати - «смикати»,

винашуватись «задаватися»,

розпринджено «роздратовано»,

розджохкувати «роздражнювати»,

вкоськувати «вгамовувати»,

пртучикувати «заспокоювати»

наврипитись «надокучливо домагатися»